VIN TOP

Скандалы

«Доиграемся мы с интеграцией!

>

По мнению национал-патриота Доса Кошима, за идеей «глубокой интеграции с Россией» стоят шкурные интересы чиновников и нежелание изучать казахский язык. Об этом он прямо сказал, комментируя цифры, озвученные недавно в Москве Ертысбаевым.

- Дос, как Вы оцениваете цифру, озвученную советником Назарбаева, что свыше 80% казахстанцев поддерживают идею интеграции с Российской Федерацией?

- Я не очень верю всем этим исследованиям, особенно связанным с государственной политикой. Очень сложно дать точную оценку, но могу предположить, что эта цифра не может быть выше 50%. В 1991 году проводили референдум, и тогда свыше 90% казахстанцев высказались за то, чтобы остаться в составе СССР. Это связано с менталитетом: у многих людей Советский Союз остался в подсознании. Многие боятся перемен, а не учитывают действительные минусы и плюсы Таможенного союза. Таможенный союз у таких людей ассоциируется с Советским Союзом, до сих пор значительная часть населения остается с советским образом мышления.

- К 2015 году планируется создание Евразийского экономического союза, что, по словам Ертысбаева, сделает Россию и Казахстан более конкурентоспособными в XXI веке.

- Этого я очень боюсь и не поддерживаю эту идею. Все начиналось с экономического союза, а затем стало переходить в союз политический. Политический союз, по-моему, не приемлем. Тогда зачем необходимо было получать независимость и от кого мы получили независимость, если теперь опять стремимся туда же, откуда вышли?

Я думаю, большинство казахов не поддерживают этот союз как раз потому, что в глубине души до сих пор считают Россию империей, которая стремится нас поглотить. В целом это может привести к полной потере независимости. Начиная сближаться, мы уже начинаем терять некоторые атрибуты независимости: например, в Таможенном союзе сейчас главным языком является русский. Дальше может быть введена единая валюта и образован общий парламент — и тогда мы окончательно потеряем свою независимость.

- Но, говорят, простые люди поддерживают союз: им теперь гораздо легче переходить границу, не приходится оформлять кучу документов?

- Это все выдумки чиновников! Когда мы ездили в Монголию по делам оралманов, мы переходили несколько границ — и никаких проблем не было. Например, через наш пограничный Уральск ежедневно проходят несколько поездов, и тоже никаких проблем нет. Простые люди как раз переходят границу и не испытывают никаких проблем.

- Тогда кому на самом деле нужен союз с Россией?

- Большинство чиновников, в том числе Ертысбаев, учились в российских вузах и всегда отличались пророссийскими симпатиями. В 90-х годах я что-то никого из них не видел выступающими за независимость. Это какой-то нонсенс: боролись за независимость, а власть осталась в руках у тех, чьи взоры направлены на Россию, без России они не видят своего будущего.

Но у нас есть еще люди, которые считают, что Казахстан экономически и интеллектуально может быть самостоятельным государством. Это два противоположных полюса, но, к сожалению, проросийское правительство, проросийские чиновники определяют нашу судьбу, судьбу нашего государства. У них есть свой шкурный интерес, в том числе по государственному языку.

Если завтра казахский язык поднимется до уровня русского языка, 80% из нынешних чиновников останутся без работы, 90% их детей, которые учились в русских школах, и 100% их внуков, которые сегодня учатся в Швейцарии и Австрии, тоже останутся без работы. Они не думают о будущем государства, о будущем казахской нации, они думают только о своем будущем. В сближении с Россией превалирует шкурный интерес тех людей, которые сегодня определяют государственную политику в Казахстане.

- Не легче ли им тогда выучить государственный язык?

- Во-первых, они не верят, что казахский язык сможет стать действительно государственным языком и будет применяться во всех сферах жизни. Во-вторых, со стороны государства нет жестких требований знания казахского языка как государственного, поэтому они тихо саботируют и убегают от этой проблемы. Им и так комфортно, не нужно изучать казахский язык — просто нет особой необходимости.

Человек, у которого нет одной ноги, говорит, что не любит играть в футбол, а предпочитает шахматы. Они поступают по такому же принципу. Казахский язык такой же богатый и великий, как и русский, но люди не хотят тратить часть своего времени на изучение казахского языка, не хотят сделать усилие. В высших эшелонах власти не желают изучать казахский язык.

- Значит, все упирается в желание или нежелание людей изучать казахский язык?

- Нет, конечно, велика роль государства. Оно должно требовать соблюдения закона о языке, прежде всего во всех государственных учреждениях. Сегодня практически во всех госорганах закон о языке не соблюдается. Куда бы я ни заходил: в Генеральную прокуратуру, Верховный суд — везде есть нарушения закона о государственном языке. Правильно составленных документов на государственном языке очень мало, особенно финансовых.

- Но ведь казахским языком не владеют не только чиновники — миллионы людей, в том числе и казахов, предпочитают общаться на русском языке...

- Русскоязычные, если хотят изучать язык, будущее своих детей связывают с Казахстаном, должны отдавать своих детей в казахские школы. Я не призываю это вводить диктаторскими способами — мы должны действовать с помощью убеждения и агитации. Если бы в 1991 году все отдали своих детей в казахские школы, а не говорили, что не хватает учебников, методик обучения, то уже выросли бы два поколения людей, худо-бедно владеющих казахским языком.

Я был в Германии и встречался там с представителями турецкой диаспоры, там живет более трех миллионов турок. Я спросил у них, почему они не требуют открытия турецких школ. «Да ты что, Дос, — ответили турки. — Если мы будем учить детей в турецких школах, завтра им придется ехать работать в Анкару или Стамбул. Нет, мы граждане Германии, наши дети будут здесь хирургами или летчиками». Я жду таких же заявлений от жителей нашего Петропавловска.

 


Новости читателей

Кожедый желающий может добавить свою новость или материал на сайт.

ДОБАВИТЬ